Станислав Кабелев: «Память о предках должна стать традицией»
Дмитрий Бабченко   
22.10.2014
Станислав Владимирович КАБЕЛЕВ... За 25 лет, что с ним знаком, я видел его в разных ипостасях. Чётко-деловитым директором фирмы «Дальинтур», лаконично рубящим фразы. И ещё не просохшим после тайфуна « Джуди», когда туристы-водники из клуба «Сихотэ-Алинь» участвовали в спасательных работах в районе Екатериновки.
Развесёлым и добродушным ряженым на капустниках в клубе «Элегия». Шутейным «дедушкой с кларнетом» у вечернего костра на вершине Брата в День туризма. По-спортивному подтянутым на экскурсиях местных турфирм. И в парадном пиджаке я его тоже встречал в коридорах власти - на встречах литераторов с мэром, например.
21 октября ему исполняется 75. Не могу представить иного имени, столько же сделавшего в туризме и краеведении для прославления нашей Находки. Хотя как будто и имён таких у нас немало.


- Уважаемый Станислав Владимирович, в Вашей биографии спрессовалось столько многообразных занятий и событий - не поможете как-то всё это «разложить по полочкам»?
- Свою жизнь я разделяю на несколько важных для себя этапов. Первый - музыкальный. В детстве очень любил музыку и серьёзно ею увлекался, играя на кларнете. Жили мы с мамой тогда в Кустанае, и дирижёр военного оркестра даже написал мне рекомендацию для поступления в военно-музыкальное училище. Музыкой занимался вплоть до 67 года (к слову, был даже участником Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве), но... музыкантом всё же не стал. Документы для поступления послал в ТОВВМУ и в консерваторию. Из штатского вуза документы пришли с опозданием на месяц. Уже проживая в Находке, играл в составе эстрадного оркестра ПСРЗ и был три года его дирижёром. Мне даже случилось однажды заменить выбывшего по болезни кларнетиста в гастролировавшем в ДКМ симфоническом оркестре из Москвы, и я получил тогда небольшой гонорар.
С 1948 по 1953 год нам с мамой (она была учительницей) выпало пожить в Приморье в ряде сельских местностей с богатейшей природой и славной историей. Позже вернулись в Кустанай, но я уже увлёкся здешним краеведением, перечёл всего Арсеньева, Венюкова, других русских исследователей здешней природы, географии, истории и загорелся желанием поехать в эти места.
Ещё один важный этап в жизни - увлечение лёгкой атлетикой, достиг результатов КМС. За мной был рекорд города в беге на 100, 200 и 400 метров. А в 1964 году меня пригласили на городскую спартакиаду по спортивному ориентированию. Как ни странно, занял там первое место. Так мне выпало оказаться у истоков зарождения этого вида спорта в нашем городе. В одной со мною команде тренировались Юрий СОРОКВАШИН, Юрий КЛАЦУН, Юрий ЩЁГОЛЕВ, Галина АРТЫШКО, Тамара ПЕСТЕРЕВА, Валерия ИЛЯСОВА, сёстры ГНЕЗДИЛОВЫ - Зинаида и Галина, и сам Виктор Семёнович на первом этапе тоже занимался. Первая ориентировочная карта в нашем районе была нарисована мною. В 1974 году я стал мастером спорта СССР по спортивному ориентированию.
Третий важный жизненный этап - это занятия спортивным туризмом. В 1961 году на ПСРЗ был создан туристический клуб «Сихотэ-Алинь», впоследствии - общегородской. В 1964 году меня избрали его председателем, и на этом общественном посту я бессменно пробыл до 1989 года.
Туризмом мы занялись системно. Во-первых, соединили стремление к спортивным результатам с изучением местной природы, традиций, обычаев и истории - поначалу советской, позднее погрузились в историю открытия и в изучение истории этих земель. Во-вторых, занятия стали регулярными и всё более массовыми, мы устраивали многосотенные и многотысячные восхождения находкинцев на соп-ки Брат и Сестра, заботились о росте и подтверждении спортивной квалификации наших туристов. В 1972 году «Сихотэ-Алинь» завоевал II место среди турклубов СССР и почётный знак Центрального Совета профсоюзов по туризму «3а развитие туризма СССР». Первое место мы завоевали спустя ещё четыре года.
Не перечесть маршрутов, по которым туристы «Сихотэ-Алиня» ходили по Приморью. А ведь были и путешествия по регионам СССР - сплавы по рекам Якутии, походы по Таймыру, Северу Камчатки с беспримерным штурмом горы Ледяной... Бухты с полудрагоценными галечниками, прибрежные скалы-останцы, уникальные скальные образования на горных перевалах... Водники путешествовали по рекам. Пешеходники бродили по лесам и сопкам. Альпинисты, горные туристы и скалолазы - по основным горным системам СССР. Люди, прошедшие тогда подготовку в плановых походах клуба и стажировки на сборах в тренировочных альплагерях, и сегодня живут в Находке. К примеру, студенты лицея МГУ им. Невельского, вероятно, очень бы удивились, узнав, что экономист лицея Галина ТКАЧЕНКО и сегодня смогла бы, пожалуй, подготовить квалифицированных спортсменов-альпинистов в роли инструктора. Наши альпинисты водили знакомства с легендарными горовосходителями огромной страны и называли пунк-
ты своих маршрутов именами находкинцев... Спелеологи исследовали, описали и нанесли на карту все известные пещеры южного Приморья.

- Не случайно, значит, темой Ваших книг стали события преимущественно давней, даже древней истории Приморской земли?
- В походах мы не раз встречали следы старины. Общались с археологами, с учёными-историками, геологами, ботаниками, расспрашивали старых партизан, таёжников и старожилов, шли в архивы, музеи. Так и вышло, что не одними только туристическими навыками могу я поделиться - ну кого бы я удивил ещё одним справочником юного туриста? А ведь при обдумывании знаний по древней истории и при их сопоставлении с ландшафтом, среди которого жили в древности наши предшественники - коренные обитатели этой красивой и таинственной страны, долго называемой европейцами на картах Тартарией (царство Ужасов), разыгрывалась фантазия, возникали гипотезы, рождались какие-то версии... В истории здешней цивилизации осталось много белых пятен. А ведь люди во все времена и в разных землях живут похожими страстями, целями, чувствами и помыслами. Чем это не повод рассказать о том, как жили до нас первые хозяева здешней земли? Это ведь чжурчжэни умудрились покорить Пекин, торговали с Японией, воевали с могущественными соседями со всех четырёх сторон света. И пусть мы не прямые потомки древних чжурчжэней, но отчего ж не их наследники?.. Мы же, россияне, не просто так тут воздух переводим… Первый свой роман «Тайна хребта Чандолаз» я издал в 1997 году как приложение к журналу «Находка», выпускаемому совместно с клубом «Элегия». Наш турклуб был почти в полном составе в активе этого литературного клуба, что возник в профсоюзной библиотеке ПСРЗ без малого 50 лет назад. Продолжил тему в историческом романе «Расцвет Солнечной Долины». В Союз писателей России меня приняли в 2002 году. По легендам, собранным
В. К. Арсеньевым, мы совместно с Д. В. Усатой - председателем клуба «Элегия» - издали книгу «Легенда о Находке». Изучая загадки Азии и Дальнего Востока, замыслил книгу «Сучан – царь Шамбалы». Книга «Мы вулканов сыны» - это художественное обобщение наших знаний об удивительном народе айнов – это коренные жители островов Курильской гряды и Сахалина. У этого народа и у всего остального человечества – различные гены. Повесть «Звезда Бохая» посвящена малоизученному периоду правления одного из Бохайских правителей периода VII - IX веков.

- Какой, по-Вашему, в Вашей жизни этап теперь?
- Есть время собирать камни и время их разбрасывать. 21 октября мне – 75 лет, в начале месяца 65-летие отметил Союз писателей России. 150 лет исполняется открытию нашего берега русскими моряками. Я рад и горд вместе с друзьями – ветеранами нашего турклуба, города Находки вообще и его творческой сферы в частности – упорно восстанавливать память о тех, кто принёс и славу, и честь нашему городу. Будет только справедливо, если о каждом из этих неравнодушных людей станут с благодарностью помнить находкинцы, это просто должно стать традицией.
Что же до творческих планов… Вынашиваю замысел книги об отроческих годах Чингисхана. Они совпадают с годами заката Золотой Империи чжурчжэней, и о них никому ничего не известно. Зато вот к годам распада империи не относится ни одно из известных древних захоронений купцов, чиновников и воинов Империи. Моя версия: в юности Темучин мог попасть в плен в наши места. И затем, прежде чем двинуться на запад, «зачистил тылы» на востоке, исполнив, скажем, данную в плену клятву о мести. Впрочем, пока эти планы не реализовались, то и говорить пока не о чем...