Председатель общества инвалидов Ирина Бондарь: «Мы есть…»
Галина Надеждина   
05.08.2014
Недавний случай в одном из крупных торговых центров города, где председатель общества инвалидов Ирина БОНДАРЬ, передвигающаяся на костылях, едва не получила травму, показал, что наши магазины совсем не приспособлены для людей с ограниченными возможностями, а предприниматели имеют весьма скудные представления о своих обязанностях по обеспечению доступа в магазин инвалидам. Ирина Бондарь рассказала о том, что нужно сделать, чтобы город был доступнее для маломобильных членов общества.

– Получается, что сегодня ещё мало кто знает, что такое госпрограмма «Доступная среда»?
– Так и есть, хотя в последние два года принято немало законов, призванных облегчить жизнь инвалидов. «Доступная среда» – это комплекс мероприятий, направленных на то, чтобы инвалиды смогли самостоятельно посещать больницы, поликлиники, дома культуры, школы, вузы, присутственные места. То же самое касается магазинов, аптек, парикмахерских. Что для этого нужно? Специальная парковка, лифт или подъёмник для маломобильных, тактильная дорожка для слабовидящих, кнопка вызова персонала. На автобусных остановках должны размещаться информационные листы с указанием близлежащих социальных объектов с дублированием текста шрифтом Брайля для слабовидящих.
Но мало оборудовать магазин или аптеку, необходимо ещё обучить сотрудников, как надо обращаться с инвалидами. Например, начали размещать кнопки вызова на аптеках. Я подошла, нажала её, мне говорят: «Что вы хотели?» «Я – инвалид», – отвечаю. – «Вы же не на коляске, проходите сами…» Но по закону ко мне должен выйти сотрудник, который поможет сделать покупку.
Дело в том, что многие почему-то считают, что люди с ограниченными возможностями – это только колясочники или те, кто не видит и не слышит. Но согласно Закону №181 «О социальной защите инвалидов», к ним относятся также больные ДЦП, умственно отсталые, люди преклонного возраста и те, кто при ходьбе пользуются костылями или палочкой. Маломобильными считаются даже мамы с детьми до 3 лет, ведь им тоже непросто передвигаться по городу с маленьким ребёнком. Не важно, сколько пандусов в городе сделано, важно, насколько соцуслуги стали доступнее для инвалидов. Программа разработана до 2015 года, но у нас пока практически ничего не сделано. Есть стандарты доступности среды, и государство выделяет немалые деньги для их внедрения. Но для того, чтобы получить средства, как минимум необходима паспортизация всех социальных объектов.

– Что это такое?
– Это обследование учреждений на предмет их доступности для инвалидов. В прошлом году была проведена паспортизация муниципальных больниц, поликлиник и домов культуры, библиотек города. Выяснилось, что они не приспособлены для инвалидов. Были составлены паспорта, разработан план по созданию доступной среды. В больнице порта Восточный уже оборудована кнопка вызова для инвалидов. Если пациент с ограниченными возможностями обращается в поликлинику, то к нему на 1-й этаж спускается врач. Насколько мне известно, в ближайшее время городской музей, ДК Гагарина, муниципальный центр культуры оборудуют подъёмниками, кнопками вызова. В рамках ремонта такие же работы проведут в городской поликлинике. Но этого мало. В городе нет специально оборудованного транспорта для инвалидов, который бы мог перевозить колясочников. Школы также не прошли паспортизацию на предмет доступности среды. Хотя в этом году два ребёнка с ДЦП идут в 1-й класс. В одной школе поставили условие, чтобы мама присутствовала на уроках, но это нарушение закона.

– Часто ли нарушается закон в отношении инвалидов?
– Случается. Сейчас три человека из нашего общества будут обращаться в суд по поводу отказа в постановке их на очередь на получение жилья. Как пример, мама с сыном купили жильё в бараке с частичными услугами 8 лет назад. Потом мама стала инвалидом, и жить в тех условиях ей крайне сложно. Но ей отказано, так как площади на двоих хватает.

– Что положено по Закону №181 «О социальной защите инвалидов» людям с ограниченными возможностями?
– В первую очередь технические средства реабилитации, которые выдаются Фондом социального страхования. Когда человек проходит медико-социальную экспертизу в поликлинике, ему должны внести в карту реабилитации всё, что необходимо и что предоставляется бесплатно, начиная от коляски, путёвки в санаторий и заканчивая памперсами и телевизорами с бегущей строкой для глухих. Но это не всегда делается. Две недели назад я присутствовала с мамой 2-летнего ребёнка-инвалида на медико-социальной экспертизе, и ей включили в карту реабилитации всё: две коляски, четыре пары обуви, даже памперсы, в которых ранее было отказано.
Санаторно-курортное лечение также предоставляется бесплатно. Лекарства для амбулаторного лечения здорового ребёнка в возрасте до 3 лет предоставляются бесплатно, а для ребёнка-инвалида – до 18 лет. Проблема в том, что врачи выписывают лекарства на листочке, а не на рецептурном бланке, как должно быть. С этим бланком надо обращаться в аптеку, что находится при поликлинике. Вот уже полгода как я добиваюсь этого, и с трудом, но дело движется.
Большинство инвалидов живёт в стеснённых условиях, зачастую неприспособленных – узкие проёмы в квартирах, куда не входит коляска, отсутствие пандусов в жилых домах. Родные таскают инвалида на себе и в туалет, и в ванную комнату, и на улицу. По закону архитектура должна бесплатно сделать проект перепланировки, а управляющая компания провести её, расширить дверные проёмы, установить раковины на определённой высоте, оборудовать ручки-дер­жатели в ванной, туалете.

– Вы эксперт по доступной среде, Вам часто приходится общаться с разными чиновниками. Какое отношение к инвалидам встречаете в обществе?
– В большинстве либо пренебрежительное, либо жалостливое. Мы пытаемся сказать, что мы есть, давайте работать на паритетных отношениях. Где-то нас не слышат, где-то идут навстречу. Мы заключили договор с железнодорожным вокзалом о совместном сотрудничестве. Благодаря этому поезд «Тихоокеанская – Хабаровск» теперь оборудован купе для колясочников. В 2013 году наш инвалид ездил по этому маршруту, и на всём пути следования ему была организована помощь.
Как эксперт по доступной среде, я принимаю проекты строящихся зданий. В прошлом году ко мне приходили несколько архитекторов с проектами. Три из них были согласованы, а четвёртый я отказалась подписать, потому что там вообще не было предусмотрено условий для инвалидов. Показательно, как это мне объяснила проектировщик. Мол, квартиры в их доме инвалидам не по карману.
В ближайшем будущем в регионах будут организованы центры обучения по программе «Доступная среда» для чиновников, социальных работников, проектировщиков. И я надеюсь, что со временем общество изменит своё отношение к нам.