Человек из «Кроличьей норы»
Валерий Бельцов   
30.07.2014
В галерее «Вернисаж» открылась выставка «Не сезон» фотохудожника Евгения ТЮФТИНА, на которой выставлено 60 его работ. Это серия фотографий с картинками пустынных пляжей в окрестностях Находки и другие созвучные по тематике снимки. У Евгения Леонтьевича это четвёртая выставка, ранее он был победителем первого общегородского конкурса фотографов «Зеркальный взгляд», на которой серия чёрно-белых портретов «Яхтсмены» произвела впечатление как на зрителей, так и на жюри.


Евгений Тюфтин – фотограф и яхтенный матрос.


– И какова же философия Вашей выставки? – спросил его журналист «РИО».
– Это просто созерцание мира вокруг нас и осознание его бренности.

– Ну да ладно, пойдём к истокам. Скажите, откуда фотохудожники появляются в Находке?
– Родился-то я в Артёме, но в трёхлетнем возрасте по семейным обстоятельствам переехал в Находку. Как и все, учился, хулиганил, потом поступил в училище №30 во Врангеле, стал художником росписи по дереву. Немного поработал художником-оформителем, но после перестройки они стали не нужны. Решил пойти на флот. Закончил моршколу при «Дальтехфлоте», отработал пару лет матросом-мотористом. Но в конце концов надоело такое отношение, когда «я начальник, ты дурак», и в лихие 90-е решил пойти на вольные хлеба. Занялся так называемым липким тюнингом автомобилей. Из винила вырезал наклейки и лепил их на автомобили. Это считалось модным и было востребовано. Ну и потихонечку фотал.

– Чем?
– «Зенитом» щёлкал для себя на плёнку. «Цифры» тогда ещё не было. Был я автомобильным оформителем лет десять, и после того, как в 2000-х годах появились цифровые аппараты, ушёл из автомобильного бизнеса, надоело общаться с клиентами, когда каждый третий считал себя дизайнером и диктовал свои условия. Решил стать фотографом, когда также востребован, но отвечаешь только за себя.

– Начинали, конечно, как свадебный фотограф?
– Естественно. Мне уже 35 лет было! И сейчас треть работы занимает свадебное фото, остальное – работа в студии, портретная съемка и, конечно же, творчество.

– Выставку «Не сезон» и свою студию «Кроличья нора» Вы назвали с претензией на оригинальность?
– Типа того, чтобы позабористее да позвучнее. А «Не сезон» называется потому, что представлены осенние, весенние или зимние снимки, когда на пляжах, на природе фотографируешь просто для себя.

– Какой жанр любимый?
– Портрет. Но не постановочный, а репортажный, выхваченный из жизни, издалека оптикой, чтобы показать живого, с эмоциями, человека. Мне проще поймать момент, чем выставить модель так, как я бы хотел видеть. Думаю, это получилось у меня два года назад, когда выставлял в «Вернисаже» серию работ «Джаз», посвященную музыке, четырём концертам в «Коте и Клевере».

– Многие молодые фотографы в погоне за красотой активно используют фотошоп. Как Вы к нему относитесь?
– На мой взгляд, это лишнее, я сторонник чёрно-белого фото, а в цветном стараюсь делать минимум исправлений. Жизнь не нужно приукрашивать, она такая, какая есть. Максимум, что я позволяю себе сделать – «вытянуть» контраст, прыщ неприглядный убрать, но при этом сохранить структуру кожи…

– Где «ловите» кадры?
– Да на той же свадьбе хватает типажей, между делом подглядишь для себя интересные образы. Коплю их для других выставок, у меня много портретов яхтсменов и других жителей планеты Земля.

– Это что, из других стран?
– Ну да. Япония, Корея. В качестве спорт­смена был там.

– Знаю, что Вы яхтсмен. До сих пор ходите?
– У меня это происходило на любительском уровне, хотя участвовал в международных регатах, чемпионате России во Владивостоке и побеждал в составе экипажа, и звание кандидата в мастера спорта получил за это, хотя я себя таковым не считаю, потому что до сих пор путаю верёвки. Я прежде всего фотограф. А яхтами меня увлёк мой друг Александр КАСИНСКИЙ, председатель парусной федерации. Он как-то приобрёл яхту, и я ему задал вопрос – не возьмёшь ли к себе верёвки подергать. Так пошло-поехало. И лет пять с ним гонял.

– Чем ещё увлекаетесь?
– Люблю музыку, джаз, рок-н-ролл. Когда-то в 80-е годы дискотеки проводил, подсоединял, как говорится, провода. В данный момент нравится гитарист Джордж БЕНСОН. Другое увлечение – горная рыбалка в наших местах на Литовке, в районе Васильевки и на северах – мы добирались за Светлую на речку Кабанья (Нахтака). Сейчас далеко не езжу, но заодно фотографирую.

– Какие фотографы вдохновляют?
– Из современников Пётр КАРАСЁВ нравится. А вообще нужно снимать так, чтобы со стороны дух захватывало. Вроде знакомое место, а подано оно необычно, за душу берёт.

– Где можно научиться профессии, ведь цифровые аппараты сейчас у многих?
– Если обращаются в студию за по­мощью, с радостью объясню, как свет поставить, и на другие вопросы отвечу. Вообще в городе много молодых ребят, они видны на выставке «Молодые ветра», а мы-то уже «старые ветра» и там не соревнуемся. Хотя был раньше пару раз общегородской конкурс, один раз я выигрывал, другой – моя жена Татьяна. Она тоже фотограф, сейчас сидит с четырехмесячной дочерью дома, которая младше двух моих внуков, потому что у меня ещё двое детей от первого брака, такова жизнь.

– Себя дедом ощущаете?
– Нет. Может, некоторое время спустя почувствую себя таковым. А пока их воспитывают дети.

– Какая литература Вам нравится?
– «Трудно стать Богом» Стругацких, «Мастера и Маргариту» перечитывал несколько раз. А вообще художественной литературы читаю мало, стыдно, все больше специальные интернет-издания, чтобы повышать свой профессиональный уровень.

– Что в Находке радует взгляд и что, наоборот, отталкивает?
– Не нравится кич, скульптуры в разных районах города. У нас же есть серьёзные художники, с которыми можно посоветоваться, что и кому заказывать.

– Почему у Вас серьга в левом ухе? Вроде раньше так поступали единственные наследники в семье у казаков и цыган...
– Это просто рок-н-ролл! Тогда серьга в ухе была у многих. Я ухо проколол ещё в 80-х, не жалею об этом, слушаю музыку и чувствую себя молодым.