Skip to content
Информационный еженедельник города Находка
 Добавить в избранное      Сделать стартовой
Невероятные приключения американцев в России Материал в печатном номере Отправить на e-mail
Ирина Зюзюлева   
24.11.2017
Мое знакомство с четой Burrs произошло почти случайно. В сентябре 1993 года я осталась без работы. Работа как бы и была, а вот зарплату я не видела. Соседка подсказала, как можно пару месяцев подработать. Главное – уметь вкусно готовить еду, быть чистоплотной в прямом и переносном смысле, ну…скромной, там, честной и патриоткой своей Родины. Чего там Родины?! Я патриотка и своего города! Не променяла и не променяю его ни на какие московские и владивостокские коврижки!

Итак, я согласилась прийти на прием к управляющему по поводу загадочной для меня работы. Тут и далее я не буду описывать организацию и фамилии моих работодателей. Просто речь не о них. Сначала опишу наших американских друзей: кто и зачем они здесь.
Warren и Carolyn Burres – супружеская пара. Он – высокий интеллигентный 73 лет. Она – кучерявая, в очках, 68 лет. У них был выбор приезда: или Ю. Корея, или Россия. Это две страны, в которых они никогда не были! Выбор пал на Россию. И надо же, сразу в нашу Находку! Если вспомнить, что это начало девяностых… Мне приходилось выкручиваться, что-то придумывать, лишь бы не опозориться в глазах иностранцев. Скажу, что Уоррон (тут и далее имена на русском языке) – профессор из штата Техас, приехал по приглашению, связанному с работой.
А его жена Каролина по профессии диетолог, но здесь, в Находке, писала книгу обо всем, что видит, слышит. Подозреваю, что обо мне полкниги написала. Сами поймете, почему я так говорю. Итак… При офисе в 5 этажей, находящемся в районе «Болота», выделили 3-комнатную квартиру под гостиницу для американцев.Обстановка в квартире и ремонт были нормальные для того времени.
Моя работа заключалась в уборке, готовке и общении с Каролиной. Уор-рон весь день на работе, но на обед его привозил персональный водитель управляющего. Так что к его приходу у меня все должно быть готово и сервировано. Конечно, первое, что супруги попросили: никаких «окорочков Буша» (а они у нас в России в то время шли на ура) и никаких потрохов рыб (головы, молоки).
Я через переводчика пошутила насчет икры, ведь они ее едят, а это эмбрионы рыбы. На что переводчик сморщилась, но им не перевела. А что? Я ничего… Думаю, накормлю-ка я вас молоками. Обжарила с луком, сварила пюре, положила бочковой огурчик и…. они чуть вилку не съели! Хвалили и спрашивали: «Что это?» Вот тут-то и получили первый шок – потроха! Каролина – быстро в комнату, где у нее стояла пишущая машинка, и давай строчить! Представляю, что она там написала! Вскоре у Уоррона живот прихватило…Они перепугались, а я, как могла, объяснила, что этот продукт имеет свойство немножко расстроить желудок, поэтому многие наши женщины употребляют его для похудения, типа он очищает от шлаков кишечник. И считается, что молоки у нас диетический продукт. Надо же было как-то защитить Россию в моем лице! Уоррону сунула в рот совдеповский фталазол, и через полчаса он уехал на работу. А Каролина уже печатала на листке рецепт этих молок и полезные свойства их в диетологии для худеющих. Второй шок супруги получили, когда я приготовила в духовке «окорочка Буша», напичканные чесноком, перцем, майонезом, сыром. На гарнир – рассыпчатый рис и салат из помидоров «бычье сердце». Им понравилось очень, но, узнав, что это окорочка «Буша», а не ноги простой курицы, удивились, что можно так вкусно их приготовить в духовке. И все-таки попросили больше это блюдо не готовить, на что уже я удивилась – почему? На всякий случай с тех пор не покупаю эти окорочка.
Утром в 8.30 я уже шуршу на кухне – готовлю овсянку на воде. Как можно ее есть каждое утро?! В общем, стала готовить утром блинчики со сметаной, сырники, гречку, залитую молоком…Кое-что они ели впервые. Каролина записывала рецепты. Я научила пить чай с молоком, есть сгущенку, квашеную капусту, окрошку, варила борщи и солянки… даже сайровый суп, от которого Каролина была в восторге! Ха, она не знала, что бульон я варила из голов красной рыбы. Ну не выбрасывать же их?! Меня бы побили люди, узнав про это. Не забывайте – был 1993 год. Приносила сало с чесноком, но ей было страшно его есть. А увидев, как я уплетала кусочки, убегала на балкон. Так и не приучила ее к этому божественному продукту! Иногда варила луковый суп и запекала овощи, которые они любили. С едой, слава Богу, определились – ели все или почти все, что приготовлю!
Раз в неделю нам давали авто с водителем, чтобы я могла комфортно закупить продукты питания. Как правило, со мной была и Каролина. На «Тихоокеанской» был рынок, обычно там и делали покупки. Выглядело это так: впереди идем мы, а позади – водитель с сумками и пакетами. Каролина выглядела так, что было понятно, что она иностранка. Со словарем, в очках, интеллигентная, щебечет на английском, часто поворачивается ко мне с вопросом, тыкая на стаканы с ряженкой, мол, что это. Бабуси, открыв рот от удивления, старались угодить иностранке: давали бесплатно отведать молочка, но она брезгливо отказывалась, зато я не отказывалась – лопала с удовольствием. Более любопытные спрашивали у меня: кто это? На что я важно так отвечала: да бабуля моя из Америки приехала. Что тут начиналось! Азербайджанцы, продававшие цветы, тоже бесплатно вручали ей букеты и пытались ее разговорить. Но Каролина по-русски , как и я по-английски – ни бум-бум. Многие смотрели с завистью на меня, думая, что я богачка. А позади семенил помощник – персональный водитель одного из больших управленцев города – и тихо ворчал на меня. Ура – это был мой звездный час! Конечно, Каролине понравились наши россияне – добрые и нежадные, любопытные и добродушные. Вот так, раз в неделю, мы ездили на тот рынок, где получали каждый свою порцию славы: я «звездилась» на фоне американской бабушки. Каролина – «общением» с торговцами, а водителю, видать, слава носильщика не нравилась, поэтому он постоянно меня торопил.
Если помните, в 90-х выключали свет, не было горячей воды и электротитанов…А Каролина – ухоженная женщина, которой нужна всегда горячая вода. Так вот, очередной шок она испытала, когда я показала ей, как добывать горячую воду. Притащила я ведро и кипятильник заводской, налила воды в ведро, в него – кипятильник и говорю ей, что через
30 мин. будет горячая вода. Каролина вытаращила глаза и побежала что-то строчить на пишущей машинке…
Я стряпаю на кухне, рядом Каролина уже что-то вышивает, но мне не показывает что. Говорю ей, чтобы посмотрела воду…Через минуту вопль и … Я туда, а она на полу и трясется. Ну все, думаю, мне капец…ФСБ, МВД, КГБ, МИД…что еще там? Затаскают…Покушение пришьют! Кто знал, что она сунет палец в ведро с не отключённым кипятильником, проверяя воду?! Придя в себя, опять побежала строчить. Представить страшно – что! Как мыла Каролине голову – это отдельная история. Загнув ее над ванной, намылив шевелюру, я банкой из-под консервированных огурцов набирала теплую воду и поливала ее. Каролина была потрясена этим действом! Я – не меньше! Не каждый же день я мою головы американским гражданкам! Хочу сказать, что Каролина ученица хорошая. На следующее утро она радостно похвасталась, что сама нагрела воду в ведре и помыла голову профессору, т. е. своему мужу. И смех и грех!
Все чаще из комнаты Каролины слышны звуки пишущей машинки… Как-то она вышла на балкон узнать, что за шум «идет» с улицы. И с криком: « Ирэн…босс,…вжик, вжик…» Впервые пожалела, что с английским никак. Выскакиваю на балкон, а там начальник офиса, а значит, и этой гостиницы, где живут американцы, в галстуке, костюме и с метлой…Сметает все окурки, которые выбрасывали с верхних этажей на пристройку к нашему дому. А так как пристройка на уровне второго этажа, где кабинет начальника, весь мусор у него перед глазами. Он перелез через окно и принялся за работу, не думая, что его увидит Каролина, которая знает его как серьезного босса. Каролина была в ступоре: босс метет мусор! Чтобы не упасть лицом в грязь, я быстро нашлась что сказать. Говорю, что у нас, у русских, начальники утром разминаются. Но так как тренажерный зал в последней стадии ремонта, босс решил дворника отпустить попить кофе, а сам взялся за метлу – полезное с приятным! «У нас физкультура и спорт на первом месте, а потом работа!» – сказала я гордо, при этом скрутила фигу в кармане... Каролина была в восторге от действия босса! Долго еще трещала на машинке…
В один прекрасный день, после ланча, отдыхая с книгой на диване, Каролина спросила меня о моей семье. Попросила показать фото детей и мужа. Про мужа я сказала, что он в море. Конечно, я придумала про море и мужа. На тот момент я была в разводе. Так вот, смотрит она на фотки детей, умиляется (вскоре я познакомила их с бабушкой Каролиной). Приличного фото бывшего мужа у меня не было, поэтому я показала фотку другого человека. Все равно американцы
скоро уедут, а «муж» еще долго будет в «плавании». Вот и решила показать лицо импозантного старого друга Гжегожа Дюра, лысоватый, правда, но для «мужа» сойдет. Каролине он понравился. Главное – поверила. А я все фиги кручу в кармане… лукавлю же.
Проходят дни, все забывается… Приходит из рейса муж подруги, решили отметить приход у них дома. Ленка была на сносях и попросила меня, чтобы мы вместе с Ромкой, ее мужем, по списку купили кое-что к столу. Затарившись пакетами, мы нос к носу сталкиваемся с Каролиной и Уорроном у кафе «Якорь».
Диалог:
– О-о-о, Ирэн!!!
Я:
– Привет!
Каролина смотрит на Ромку….
Я ей:
– Мой муж!
Она:
– Как?! Уже с моря? Почему не сказала?
Я:
– Ага, сейчас пришел только.
Каролина пристально смотрит на Ромку. Тут я вспомнила, что он не похож на Гжегожа. Он лысый почти, а Ромка лохматый. Ну все…завралась… Как неудобно-то… И тут Каролина показывает на голову Ромки и спрашивает, где же лысина? Я, выпучив бесстыжие глаза, объясняю, что в Корее мужу сделали пересадку волос! Хорошо, что она не спросила напрямую у Ромки: откуда или где взяли волосы, чтобы так обрасти. Каролина быстро что-то писала в записной книжке и еще раз уточнила страну, где так здорово лечат или пересаживают волосы. Уоррон, чуть лысеющий профессор, стоял как вкопанный, слушая нас. Ну а на Ромку смотреть было жалко, он хлопал глазами и беззвучно открывал рот. Он был в шоке! Когда мы попрощались с четой до завтра и они ушли, Ромку прорвало: «Что это было?!» Весь вечер смеялись над моими способностями быстро придумывать ответы. Это вранье я еще долго помнила и, как видите, помню. И мне уже не весело, а стыдно… правда.
На следующий день Каролина попыталась подробней узнать про прорыв в медицине в Корее. Как можно вырастить волосы на безволосой голове, где даже луковицы волос попрощались с головой?! Она, вооружившись словарем, учинила мне допрос по этой теме, на что я сказала, что сама ничего толком и не знаю, а муж якобы отказывается говорить на эту тему, мотивируя тем, что это государственная медицинская тайна Кореи! Не знаю, что подумала Каролина, но строчила очень долго на своей машинке. Чувствуя себя бессовестной врунишкой, я пыталась загладить свою вину перед ней: побаловала эклерами, которые она обожала. По характеру Каролина была легкая в общении, добрая, любознательная, веселая и интеллигентная – все в одном флаконе! Восторженно удивлялась чему-нибудь интересному и легко входила в шоковое состояние, увидев то, что мы постоянно видели, слышали и жили с этим в 90-е. Уоррон – добрый, умный и с юмором человек.
Те кровавые события, которые произошли в Москве с 3 по 5 октября 1993 года, мы смотрели втроем по телевизору. Переводчик после рабочего дня не положен Уоррону, поэтому Каролина просила меня остаться на вечер, чтобы вместе смотреть «Время» и как-нибудь прокомментировать, объяснить, рассказать, помочь им с переводом. Три вечера я посвятила этой паре. Словарь мало помогал мне, а вот свой собственный сурдоперевод – размахивать руками, «корчить моську» и говорить острые словечки в адрес недругам-политикам – это да! Они все понимали правильно! Американские супруги были очень взволнованны, чувствовалось, что переживали за наш народ. Каролина делала какие-то записи и спрашивала меня, чтобы я ей понятливее объясняла. А что объяснять?! Противостояние законодательной и исполнительной власти в России завершилось. Погибли десятки людей, арестованы тысячи…. Каролина говорит, что они не ожидали, что будут свидетелями такого печального, но исторического момента в России. А мне до сих пор грустно и стыдно за то время. Политика….
Шло время. Мы очень подружились с Каролиной. Она сказала, чтобы я учила английский язык и она обязательно пригласит меня в гости в Америку. И что когда допишет книгу, первым российским читателем буду я! Мне было приятно это слышать, но грусть переполняла сердце… Два месяца пролетели быстро! Им надо было возвращаться домой. Накануне отъезда меня лично попросил управляющий, чтобы я сопроводила американских друзей до аэропорта, до регистрации билетов была рядом. Потом узнала, что это было желание Каролины. Почти всю ночь не спала… волновалась почему-то.
Утром, сделав прическу и макияж, надев новые сапожки, красивый костюмчик и сверху кожаный плащик, я медленно пошла туда, куда я каждое утро с радостью бежала…все 2 месяца. Когда Каролина открыла дверь, она не узнала меня. Перед ней стояла красивая, по ее словам, и незнакомая женщина, похожая не на помощницу по хозяйству, а на леди. Фу ты, я всегда с заколкой, чуть помады и скромная одежда, даже с духами не рисковала…А тут… Каролина и Уоррон вместе провели меня на кухню, а там…на стенах, мебели, холодильнике приклеены листики со словами, выписанными из словаря: Ты красивая, ты лучшая, ценим, хороший кок, друг, спасибо, до встречи и т. д. и т. п. Уоррон открыл холодильник, а там все, что мы покупали с Каролиной и что покупали они сами – а это мясо, деликатесы, фрукты, коньяк, ликер, виски…все, что лежало там – все мне. Так и сказал – это твое! При моей зарплате в 90 тыщ (в то время!) такого изобилия себе не позволила бы. Я подарила Каролине деревянные ложки с половником «хохлома», а Уоррону – якутские тапочки из оленьих шкурок, расшитые бисером. Подъехали управляющий и переводчик, подошел «босс» гостиницы и некоторые работники офиса. Прощались, что-то говорили и переводили. Водитель выносил сумки и чемоданы в микроавтобус, предоставленный управляющим. Потом все сели на «дорожку»… Уже когда мы отъехали, Каролина протянула мне конверт и сказала вскрыть, когда они улетят. Проезжая «Волчанцы», нас «подрезала» какая-то иномарка, водитель нажал на тормоз, и все с криком повалились кто куда, а автобус скатился в небольшой кювет. Все были напуганы. Я уж подумала про себя – не покушение ли? Это был последний шок, который испытала Каролина в России. Через некоторое время мы отправились в путь, который был без происшествий.
Супруги летели в Америку через
Ю. Корею. Очень хотели посмотреть эту загадочную страну. Представляю, как Каролина будет искать клинику по пересадке волос и лечению лысины для Уоррона. Как стыдно мне … Прошла регистрация. Из Владивостока приехала еще одна американская пара и русский мужчина с переводчиком. Они с Каролиной и Уорроном поговорили, обнялись. Сообщили номер рейса. Уоррон обнял меня, поблагодарил, пожелал встречи на их родине. Каролина и я обнялись и расплакались. Я знала, что ее больше не увижу, и мне жаль, что так и будет, но я и радовалась, что мне повезло узнать этих людей. На прощание Каролина крикнула: «Учи английский», а на русском: «Ирэн – находка!» Как-то она спросила, что за слово такое «находка» и почему так город зовется. Сперва объяснила, что такое потерять… потеря… А потом и про «находку» уже легче объяснялось. Привела пример: потерял любовь – потеря, нашел любовь – находка. Именно так я объяснила значение этого слова, а значит, и название города! Она поняла, что «находка» и «любовь» – это два слова, которые нельзя разъединять. И правильно поняла!
Проводив взглядом самолет, я села в микроавтобус. Едем домой! По дороге я вскрыла конверт, там были визитка Уоррона, 100 долларов, 100 тыс. руб., серебряные с речным жемчугом колечко и сережки. Я была растрогана и удивлена. Они просто отблагодарили меня за хорошую работу и искреннюю дружбу. Визитка до сих пор у меня, а вот колечко и сережки, увы, не сохранила. По приезде в Находку мы закатили вечеринку. «Босс» и многие работники офиса были с нами. Все продукты и напитки, что оставили мне Каролина и Уоррон, благополучно съели и выпили. За их здоровье! Прошло время. Приглашают меня в управление на переговоры с Каролиной и Уорроном! Америка! 5 минут разговора! Я в панике, уже 1994 год, а я и не думала учить английский, а ведь обещала. Но мне повезло: было два параллельных телефона. За одним я, за другим переводчик. Говорили обо всем, пожурила, что не учу язык, говорит, что дописывает книгу. Очень хочет увидеться…Чуть позже Уоррон прислал мне фотографии себя и Каролины. Еще – маленькое письмецо, где Каролина пыталась писать на русском, а ниже – перевод Уоррона на английском. И салфетку, которую она начала вышивать в России для меня. На салфетке вышила очень мудрые слова:
Добрые сердца – это сад
Добрые мысли – это корни
Добрые слова – это цветы
Добрые дела – это плоды.
Жизнь шла своим чередом. Семья, дети, работа… Менялась сама Россия. Я по своей вине потеряла контакт с этой милой супружеской парой. О чем очень сожалею. Были мысли найти их через «Жди меня», но я так и не решилась на это. А сейчас, видать, поздно… Уоррону должно быть в этом году 97 лет, а Каролине 28 октября – 92 года. Живы ли, здоровы? Прошло 24 года. Я рада, что когда-то свела меня судьба с такими замечательными людьми…
P. S Кто узнал себя в этом рассказе – позвоните мне! Может, кто знает о дальнейшей судьбе Каролины и Уор-рона. Телефон – в редакции.
 

Добавить комментарий

Ваши комментарии не должны содержать призывов к насилию, разжиганию межнациональной розни и экстремизму, оскорблений, нецензурной лексики, а также сообщений рекламного характера. Все комментарии, не отвечающие этим требованиям, будут модерироваться или удаляться.


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Календарь

 
« 19 Янв 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031       

Последние комментарии

Авторизация

Информация

Партнеры

Реклама

.

Кто он-лайн

None

Статистика

Партнеры сайта