Skip to content
Информационный еженедельник города Находка
 Добавить в избранное      Сделать стартовой
Приключения в Монголии: записки путешественника Материал в печатном номере Отправить на e-mail
РИО Панорама   
10.11.2017
– Наше путешествие в Монголии будет необычным. Нам, всем здесь собравшимся, за 60 или даже за 70 лет, поэтому и план путешествия я продумал для нашего возраста. Несложный, – такими словами начал свою речь турист и путешественник из Партизанска Геннадий Козлов, развертывая перед нами карту Монголии.

– Совершаем восхождение,– продолжил Козлов, – на самую высокую вершину Больших Саян – Мунку Сардык. Высота ее 3491 метр над уровнем моря. Учитывая, что озеро находится на высоте 1600 метров, подняться предстоит примерно на высоту горы Облачной. Затем собираем тримаран и с попутным ветром сплавляемся по озеру Хубсугул. Длина озера – 135 км. Ширина – от 20 до 40 км. На это уйдет дня три-четыре. Потом сплав по рекам до села Селенги. Если хорошо пойдет, то до самой Кяхты. Расстояние – 650 км. Разбираем плот. Пересекаем границу. Возвращаемся домой.
– А в чем необычность путешествия?– заинтересовалась одна из путешественниц Татьяна. – В прошлом году мы сплавлялись в Якутии по рекам Синей и Лене. Там видели удивительные Синские и Ленские столбы. Что нас ждет удивительного в Монголии?
 

Радуга.


– Понимаю тебя, Татьяна, – продолжил Козлов. – Видел, с каким азартом ты фотографировала эти столбы. Не упустила ни один столб. Питаться будем в основном рыбой. К этому озеру едут сотни российских рыбаков. Будем варить уху. Жарить рыбу. В реках много хариуса. В озере – ленков и сомов. На базах отдыха, конечно, будем есть монгольские позы и пить кумыс. Будут грибы и ягоды. На озере и на реках много разных птиц. Они непуганые. Можно будет фотографировать почти в упор…
Монголов, скачущих на лошадях, мы за все время путешествия в Монголии не увидели. Молодежь ездит на мотоциклах. Мужчины постарше – в основном на автомашинах УАЗ (таблетка, как здесь называют эту нашу автомашину). Некоторые жители поселка ездят на автомашинах Лэнд Круизер. Это владельцы баз отдыха и чиновники…
В первый же день приезда пошел прогуляться к озеру. Поразил лес. Одна лиственница. У нас в Приморье эту лиственницу называют Ольгинской. Но здесь деревья гораздо толще, корявей, сучьями от комля. Подлеска нет. Трава невысокая. В лесу много разбросанных костей от коров и овец. Неужели люди выбрасывают кости в лесу? Зачем? Вечером узнал, что кости в лесу от животных, которых задрали волки. Волков в лесу много. В этом мы убедились, когда ночью в палатке услышали их вой. Жутко это. Дорога привела к базе отдыха. Стоит база на высоком берегу у озера. На территории базы двухэтажный красивый дом и два десятка больших белых юрт. У дома несколько импортных машин. Обзор на десятки километров. К базе поднималась русская женщина. Идет легко с двумя лыжными палочками. Разговорились. Оказывается, вчера она с товарищами ходила на вершину горы Мунку Сардык.
 

Вершина горы Мунку Сардык.


– День был неудачный, – рассказывала она. – Пошел снег. Пришлось лезть на вершину на четвереньках. Спускаться было еще сложнее. В основном на пятой точке, – рассмеялась женщина.
– Неужели поднялись?
– Поднялись. Видимости почти никакой. Холодно.
Во время разговора над поселком появилась радуга.
– Хороший знак. Да вон эта вершина, – добавила она, показав палкой на одну из вершин, которые стояли над лесом. – Под вершиной лежит ледник. Видите?
– Вижу. Как далеко!
– Успели сходить за день.
– Мы завтра идем к этой горе.
– Счастливого пути! – пожелала женщина и продолжила путь к базе отдыха.
 

Гребем.


Совершить поход в запланированный день не удалось. И весь следующий день был пасмурным и даже с дождем. Дважды за день были радуги. На следующий день встали в 4 часа. Разогрели на костре сваренную с вечера кашу. Вскипятили чай. Собрали малые рюкзаки, взяв продукты, воду, фонарики, дождевики. Поход однодневный. В половине седьмого приехали к поляне, откуда начинается тропа к «нашей» горе. Тропа хорошо набитая. Около километра идем по лесу. Выходим в лесотундру. Среди зарослей березового сланца тропа часто теряется. Если бы не белые ленты, повязанные на ветках деревьев, то тропу можно потерять. Идти же по сланцу почти невозможно. Семь вершин Больших Саян стоят перед нами словно семь Братьев-богатырей. Настроение приподнятое еще хорошим началом дня. О таком дне фотографы могут только мечтать. Белые облака, голубое небо, ветерок умеренный.
Осилю ли я этот путь? На пути к вершине горы на хребте один выше другого возвышались пять «пупырей». За последним «пупырем» круто к небу взлетел пик горы Мунку Сардык.
Впрочем, на все «пупыри» поднимался первым. Даже приходилось подолгу ждать своих товарищей. После последнего «пупыря» перед нами открылась величественная картина. Между двумя вершинами горы Мунку Сардык находился цирк, а в цирке лежал ледник. По леднику время от времени катились камни, заканчивая свое падение в груде камней с оглушительным грохотом. Из-под камней вытекала река. Впереди был самый сложный участок пути: крутой и заваленный камнями. Именно в самом начале этого пути со мной что-то произошло. Появилась головная боль, слабость, одышка. 
 

Заветное озеро Лебединое.


– Это горнячка, – сказал Козлов. – Она хватает с трех тысяч метров почти каждого.
Почти каждого, подумал я, но схватила меня одного. Все чаще стали делать привальчики. Вспомнив, что два дня назад здесь поднимались туристы в снегопад, и, представив, как им было труднее идти, чем мне, заставил себя идти вверх. На вершину поднялись ровно в 18 часов. На вершине – тригоном, обвешенный флажками, шарфами, плакатами, сделанными из дерева и даже мраморных плит. Надо же притащить на вершину эти доски и плиты! Точно по вершине проходит граница между Россией и Монголией. Со стороны России на вершину восходят лишь альпинисты с применением технических средств. Вертикальная стена. Смотреть вниз страшно. Сфотографировались. Сделали снимки окружающих гор. Прокричали дружно: «Ура!» Оставили записку. И вниз. Все понимали, что надо хотя бы к лесотундре подойти засветло. Но при спуске бдительность должна быть утроена. Легко упасть и сломать ногу или руку. И тогда… Страшно даже подумать, что будет тогда… Когда выбрались из зоны курумников, облегченно вздохнули. Как ни спешили, но к лесотундре пришли к сумеркам. И, конечно, заплутались. Белых тряпок на деревьях видно не было. Зашли в болото, через которое утром не шли. Свернули к озеру. Неожиданно вышли на тропу. Пройдя около километра, вновь ее потеряли. Шли уже в полной темноте с фонариками. Проплутав с полчаса по лесу, Козлов увидел отблеск дорожного знака, который ставят водители перед сломанной автомашиной. У знака нашли тропу. Минут через пятнадцать подошли к автомашине, где нас ждали…
Первая часть запланированного Козловым путешествия была выполнена. На следующий день во время прогулки у озера при виде горы Мунку Сардык нам даже не верилось, что мы поднялись на эту вершину. Настолько она была далеко и высока…
Весь следующий день собирали тримаран. К вечеру поставили мачту и парус… И вот наше судно на воде. Рядом большое стадо яков. Собралась большая толпа монголов. Такого судна они еще на озере не видели. На озере полный штиль. Парус пришлось спустить. Погребли вдоль берега. Часа через четыре непрерывной работы поняли, что если не будет попутного ветра, то за полный день пройдем не более десяти километров. Если же будет встречный ветер, то едва ли пройдем и пять километров…
На пятый день нам предстояло пересечь большой залив и подойти к полуострову Долоон Уул. Во время перехода неожиданно подул сильный северный ветер. Поставили парус. Впервые почувствовали, что значит плыть под парусом. Тримаран несло как пушинку. Постепенно волны, гнавшие плот, стали увеличиваться. Причалили с огромным трудом. Двухметровые волны захлестывали рюкзаки и мешки с продуктами…
В эту ночь над нами разразилась гроза. Уснуть не удавалось. Вокруг палатки сверкали молнии, гремел гром. Через какое-то время в погоде что-то изменилось. Молнии продолжали сверкать у самой палатки, а грома слышно не было. Сначала показалось, что я оглох. Но порывы ветра, трепетание тента я слышал. Почему же нет грома? Сверкание молний без грома продолжалось более десяти минут. Затем молнии исчезли. Стало темно. Только дождь барабанил по тенту да ветер пытался его сорвать…
На следующий день подошли к необыкновенному месту. На огромной поляне цвели тысячи цветов. Причем цветы словно были рассажены клумбами. Ни один садовод в мире не смог бы создать того, что Природа создала на этой поляне…
Гуляли по поляне с полчаса. Наш ботаник Геннадий Г. насчитал несколько десятков видов цветов. Такого количества и разнообразия цветов нигде никогда не видел. Кто еще, кроме нас, видел такую красоту? Ведь к этому месту троп нет.
Весь следующий день либо гребли, либо тащили судно за веревку. Все изрядно вымотались. Вместо баз отдыха на берегу стояли зимники – дома и загоны для скота. Людей не было. Стоянку для ночлега выбрали у небольшого озера, которое находилось в десяти метрах от озера Хубсугул. Место было красивое. Неожиданно с этого озера взлетело два десятка белых лебедей…
 

Райское место.


Оставив товарищей у костра, решил прогуляться вокруг этого озера. Оно было размером метров двести на сто. Никаких следов к озеру не нашел. Придя к бивуаку, сообщил всем, что тропы к озеру нет. Оба мыса неприступные. Вполне возможно, что это озеро с лебедями и эту красоту видим мы первыми из людей…
На следующий день начались встречи с иностранными туристами. Впервые за десять дней увидели на берегу людей и автомашину. Подплыли к берегу. Оказалось, они из Голландии. Побывали на Алтае, у Байкала, в пустыне Гоби. Приехали сюда на отдых. Часа через два у речки на большой поляне я встретил большую группу иностранцев. Они путешествовали на лошадях. Через полчаса к этому месту причалило наше судно. Поговорив с ними, узнали, что это сборная команда из Израиля, Германии и Франции. Они по интернету нашли друг друга. Договорились о путешествии в Монголии. Ближайшая база отдыха находится в 25 км от этого места. Двое наших рыбаков, Сергей и Геннадий Г., взяв удочки, пошли к речке рыбачить. Я пошел вверх реки к каньону. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что река вытекает из-под хребта. На высоком берегу стоит пирамида из жердей, вся увешанная шарфами. Внизу, где появляется река, около двух десятков дощечек с надписями. Да это же знаменитые монгольские источники! И дорога к этому месту наезжена. Вернувшись к стоянке, рассказал об этом Татьяне и Козлову. Они ушли к источникам. От речки вернулись Сергей и Геннадий Г., сказав, что рыбы в реке нет. Объяснил им, что рыбы в этой реке и быть не может, так как эта река минеральная.
Весь следующий день тримаран тащили бичевой. Я, как больной, был освобожден от этой работы. Шел по берегу озера. Все чаще стали встречаться иностранные туристы. Это радовало. В каждом доме, который появлялся на горизонте, видел базу отдыха. Но это все были зимники. И вновь ночевка в палатке у зимника. Утром сказал товарищам, что сегодня точно выйдем к базе отдыха. Показав на дальний мыс, находящийся в десятке километров от нашей стоянки, заверил всех, что там будет база отдыха. Ребята лишь усмехнулись, но опровергать не стали. Вновь пошел берегом по дороге, а товарищи с малым попутным ветром поплыли под парусом. Опередил их километра на три. Подходя к одному из домов, вдруг увидел около дома машины. Ускорил ход. Оказалась база отдыха. Вошел в дом, где находилось несколько мужчин. Один из монголов хорошо говорил на русском языке. Сказал ему, что мы плывем на плоту и хотим уехать на автомашине в Хатгал. Он понял, ответил, что может нас довести. Я подошел к берегу и стал звать своих товарищей. Они, сбросив парус, подплыли к берегу. Сказал им, что хозяин дома может нас довезти до Хатгала.
– Может быть, он довезет нас до Ханха? – оживились на судне.
– Надо поговорить, – сказал Козлов. – Вытаскиваем плот!
Все, кроме меня, пошли в дом. Вышли минут через десять.
– Все! Разбираем тримаран. Отвезут нас, Сергеич, до Ханха за 20 тысяч рублей. Путь длинный. Около 200 км. Дорога плохая.
Даже не верилось, что все так быстро устроится. Разобрали тримаран. Сложили гандолы в сумку. Жерди, доски, бруски оставили хозяину базы. Через час подъехала «таблетка». Загрузились.
Едем к Хатгалу. Никакой грусти о том, что с плаванием покончено, нет. Всем это плавание настолько осточертело, что ностальгии расставания с тримараном не возникло. От этой базы отдыха началась цивилизация, которой мы не видели две недели. По берегу озера почти сплошь, гранича друг с другом, были базы отдыха. В них суетились отдыхающие. Некоторые домики были оригинальной постройки.
Несмотря на трудности, наше путешествие в Монголии было интересным. Сделали много редких снимков и видеозарисовок.
Три дня и три ночи в поезде. Опять все те же пейзажи. Кипрей отцвел. Появились другие цветы – желтые и белые. В районе Уссурийска увидели последствия стихийного бедствия– тайфуна, налетевшего на Приморский край. Поля подтоплены. Дороги размыты. Видели место, где вода размыла железную дорогу. На станции Угольной вышли все, кроме Татьяны. И тут пришлось пробежаться. Электричка протянула от нас метров на двести. К счастью, машинист нас заметил. Дождался. Последний этап пути – с Бархатной автобусом до Площади. Восхождение на пятый этаж к своей квартире. Встреча с родными. Путешествие закончилось.
 
Фотопутешественник
Владимир Маратканов
 

Добавить комментарий

Ваши комментарии не должны содержать призывов к насилию, разжиганию межнациональной розни и экстремизму, оскорблений, нецензурной лексики, а также сообщений рекламного характера. Все комментарии, не отвечающие этим требованиям, будут модерироваться или удаляться.


Защитный код
Обновить

След. >

Календарь

 
« 21 Ноя 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930     

Последние комментарии

Авторизация

Информация

Партнеры

Реклама

.

Кто он-лайн

None

Статистика

Партнеры сайта