Skip to content

РИО Панорама

 
Информационный еженедельник города Находка
 Добавить в избранное      Сделать стартовой
 
С песней и танцем на сцене Материал в печатном номере Отправить на e-mail
Валерий Бельцов   
19.10.2016
В новом театральном сезоне находкинский театр «Рампа» представит три (!) премьеры: в конце октября – мелодраму «Скамейка», в начале ноября – комедию «Кто-то должен уйти», в декабре – мюзикл «Игра». К исполнению главной роли в последнем готовится Андрей ЮРЧЕНКО, он же создает для него оркестровую аранжировку.

Это его второй опыт музыкального спектакля: ранее с аншлагом в «Рампе» прошла комедия «Лгунья», где зрители оценили его умение петь и танцевать. С универсальным актером встретился корр. «РИО».

– Андрей, после Вашего прихода театр показал себя в новом свете, актеры стали вживую петь, да и танцы у них перешли на другой уровень…
– Просто мое предложение поставить музыкальный спектакль совпало с желанием актеров попробовать себя в новом качестве, в новом амплуа, хотя вначале они в реализации идеи сомневались, мол, мы не поем и не танцуем. Я убедил режиссера, и все потихоньку начали петь. Но главное – первоначально эту идею поддержала режиссер Татьяна Ивановна
ТРЕНЬКИНА. Я воодушевился, нашел клавир для фортепиано – сделал запрос главному дирижеру Алтайского театра музкомедии. Больше полугода писал партии для музыкальных инструментов. Сейчас идут репетиции, и в начале декабря состоится премьера «Игры» – по мюзиклу композитора Александра КОЛКЕРА «Свадьба Кречинского». В Советском Союзе он был популярен, а сейчас подзабыт.

– Каков будет спектакль «Игра»?
– В мюзикле участвует вся труппа. Привлечены трое выпускников музыкального колледжа. Все, как и перед подготовкой «Лгуньи», занимаются вокалом с педагогом Евгенией Ивановной КОПЫЛОВОЙ. Репетируем вечерами, потому что основной состав труппы приходит после своей основной работы. С вечера и едва ли не до полуночи учим вокальные партии, разбираем драматическую часть, танцуем, репетируем сцены. Костюмеры шьют по фигуре фраки, платья. Отлаживаются грим, свет, декорации. Много помогает муниципальный Дом молодежи, где базируется театр: для новой постановки закуплены новые микрофоны, этим летом сделана механика сцены.

– Многожанровость «Рампы» – это уже шаг к профессиональному театру. Можно его назвать таковым?
– Сейчас мы во главе с режиссером стремимся к этому. У нас четверо актеров с профессиональным образованием, многие учатся.

– Чтобы стать актером, нужно с детства вариться в котле творчества. Откуда у Вас родилась любовь к искусству, театру?
– Вырос на советском кино. В детстве вместе с бабушкой смотрел отечественные фильмы. Впитывал в себя характер героев, мечтал поступить в театральный, хотя в кружках не участвовал, занимался в школьной музыкальной студии. Так как любил кино, выпрашивал у родителей камеру и сам пытался делать маленькие эпизоды с одноклассниками, друзьями. Потом в театральном вузе снимал «короткометражки» в духе Чарли Чаплина.

– Говорили, что по амплуа Вы схожи с Андреем Мироновым?
– Часто, но я от него, честно говоря, ничего не пытался брать. Пластика у меня родилась в институте на занятиях по танцу. А может быть, каждый актер немного подневольно берет чуть-чуть от одного, чуть-чуть от другого, или сам зритель ассоциирует его с тем или иным образом. Я по определению актер музыкальной комедии, оперетты, поэтому пластика похожа на мироновскую.

– Где Вы учились танцевать чечётку?
– Стучать каблуками под музыку захотелось в студенчестве после просмотра фильма «Зимний вечер в Гаграх». Учился сам. Кто-то приносил видеозаписи. Тренировался, сбивал каблуки, на меня в вузе кричали вахтеры – кафедру разобьешь! Заказал себе из Москвы специальные ботинки – степовки. И так все пять лет стучал. В «Рампе» тоже учатся «стучать», хорошо получается у Михаила ЩЕРБАКОВА, ему степовки режиссер из Москвы привезла.

– В детстве многие мечтают стать актером, не зная изнанки этой профессии. Что им посоветуете?
– Юношам и девушкам, обдумывающим житье, скажу – тут все от человека зависит. У кого-то есть харизма, искорка внутри, и он сразу цепляет своей внутренней энергией, которую чувствуют зрители. А у некоторых она отсутствует, есть только желание стать актером. На первая взгляд, в профессии ничего сложного: вышел, текст сказал, и тебя сразу заценили. А на самом деле в этой профессии нужно пахать с утра до вечера, развивать в себе навыки артиста, читать много литературы, искать свой путь выражения того же стихотворения, даже басни. Все нужно через себя пропускать, понимать, что хочешь рассказать, донести зрителю. И только тогда, наверное, станешь популярным. Но в любом случае у актера не должна пропадать харизма. Актер должен, как минимум, наполовину состоять из харизмы, а на другую – из мастерства, техники. С одной техникой будешь играть на одну колодку, и зритель сразу это заметит.

– Тогда кто из актеров нравится Вам своей харизмой?
– Из современных, наверно, Константин ХАБЕНСКИЙ и Сергей БЕЗРУКОВ. Но раз на раз даже у них не получается, все зависит от работы и роли в том или ином спектакле. Это как в музыке: сегодня при ее исполнении зрителю нравится одно произведение, завтра другое, в зависимости от настроения и качества игры самого актера.

– Что нужно делать, чтобы актер всегда нравился зрителю?

– Нужно искать образ. Пытаться фантазировать, понять, почему так поступает персонаж, которого ты играешь, о чем он думает, что им движет, почему он совершает такие поступки. Даже как сидит, говорит с какой интонацией. Вжиться в него, как будто ты – это он. Профессия такая.

– А как включить этот механизм перед спектаклем?
– Настраиваться надо. На репетициях ищешь, режиссёр часто помогает, что нужно делать, потому что актер видит только себя, а режиссер – всю картину, может маленькие звенья исполнителей соединить и направить их в нужное русло. Именно такой режиссер – Татьяна Ивановна.

– Роли соответствуют Вашей сущности?
– Если в «Лгунье» Джимми – любитель денег, ветреный легкий персонаж, то Кречинский – серьезный типаж, шарлатан, игрок в карты. Каждый раз приходится себя менять, подстраиваться, искать, чтобы сделать роль интересной для себя и зрителя. Как говорил Станиславский, не бывает маленьких ролей, бывает плохой артист.

– Каков находкинский зритель, насколько важна его реакция, оценка творчества?
– Для него музыкальные спектакли стали новым явлением. По-моему, они вначале не поняли, почему все начали петь и танцевать, а дальше вникли и хорошо восприняли. А вообще нам очень важно, что зрители любят наш театр. Некоторые даже по несколько раз на один спектакль приходят, и много молодежи видно в зале, и она хорошо реагирует на действо, и это мне нравится.

– Как реагируете, если ваш театр называют провинциальным?
– Отвечу – первый театр в России появился в провинции, в Ярославле. И почти все известные актеры начинали у нас в провинции, не в Москве. А если кто-то так говорит, то, пожалуйста, вначале посмотрите, а потом оценивайте. Я считаю, что наш коллектив на уровне, он растет и идет к профессиональному театру.

– Чем увлекаетесь во внерабочее время?
– С коллегами и единомышленниками снимаем юмористический пародийный сериал. Зимой хочу снять серьезный материал, какой-нибудь киносценарий или прозу переделать и, если получится, поучаствовать в «Меридианах Тихого».
 
 

Добавить комментарий

Ваши комментарии не должны содержать призывов к насилию, разжиганию межнациональной розни и экстремизму, оскорблений, нецензурной лексики, а также сообщений рекламного характера. Все комментарии, не отвечающие этим требованиям, будут модерироваться или удаляться.


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Авторизация

Информация

Реклама

Партнеры

Реклама

.

Кто он-лайн

None

Статистика

Партнеры сайта