Skip to content

РИО Панорама

 
Информационный еженедельник города Находка
 Добавить в избранное      Сделать стартовой
 
О чём у дирижёра сердце болит Материал в печатном номере Отправить на e-mail
Татьяна Тузюк   
25.03.2015
В списке 5000 хоровых коллективов России, переписанных в прошлом году, значатся и пять хоров, руководит которыми преподаватель филиала Приморского краевого колледжа искусств в г. Находке Евгения КОПЫЛОВА. Для многих это всего лишь любопытные цифры, для Евгении Николаевны – 25 лет преподавания хорового искусства и педагогических поисков, духовная радость от творчества и постоянная душевная боль за угасающий интерес общества к культуре и искусству. Чему же больше всего радуется сердце дирижёра и о чём беспокоится, поговорили мы накануне Дня работника культуры и – так уж совпало – юбилея, который она отпраздновала вчера.

- Евгения Николаевна, у Ваших хоров необычные названия, никаких понятных всем «улыбок» и «солнышек». В них есть какой-то особый смысл?
- Да, есть, и даже очень глубокий. Наш музыкальный колледж развивает направление дополнительного образования и для школьников, и даже для дошколят. Поэтому и хоры у меня разного возраста. «Пикколо» - с итальянского «маленький» - это малыши и начинающие певцы. «Крещендо» - «набирающие силу» подрастающие дети 9-11 лет. Следующая хоровая ступень «Ад Либитум» - «по желанию» - это старшеклассники, которые ходят в хор уже осознанно, желая совершенствоваться в музыке и получать удовольствие от пения. Есть хор студентов «Ауфтакт». Это слово немецкое, прямого перевода нет, обозначает оно преддействие в дирижировании, приглашение к исполнению, когда я жестом руки как бы говорю: «И-и-и… начали!» Студенты ещё не профессионалы, они только на подступах к профессии. Мне очень нравится это название, я им горжусь.
Во главе пятого коллектива, ансамб-ля духовной музыки «Антифон», я встала недавно, когда из жизни ушла руководитель, заслуженный работник культуры РФ Наталья Иннокентьевна СИРОЖЕНКО. 25 лет ансамбль сопровождает своим пением службы Христорождественского храма. Создавал его в своё время по инициативе отца Василия наш преподаватель, заслуженный работник культуры, пропагандист музыкального искусства Леонид Николаевич ТРЕМБОВЛЕВ. Это, считаю, уникальный ансамбль, поднимающий богатейший пласт отечественной духовной культуры. Мне бы хотелось, чтобы «Антифон» был известен не только прихожанам храма.

- Отчётные концерты ваших ученических хоров в ДК Гагарина собирают полные залы. Почему детский, непрофессиональный коллектив может иной раз «за душу взять» сильнее, чем иной именитый?
- В искусстве главное – обмен энергиями. Если его нет внутри коллектива, если музыканты или актёры просто играют свои партии, произносят слова, пусть грамотно, зритель это почувствует. Тогда скучно сидеть на концерте, даже если на сцене «звёзды». Ноты, роли сыграны, но в них ничего не вложено, нет содержания.
 

- Музыка окружает человека с первого дня до последнего, от колыбельной до реквиема. Но умеем ли мы её слушать, понимать, любить и ценить?
- Современная музыкальная среда, на мой взгляд, часто безобразна. Во-первых, засилие иностранщины. У нас что, нет своих музыкантов? Из музыкальных тв-шоу мы узнаём, что есть таланты по всей стране. И новые жанры у нас есть! Но кто это всё пропагандирует? Раньше один затянул бы «Во поле берёзка стояла» – и все могли подхватить. Потому что песня была в нашем общем музыкальном пространстве, в нашей культуре. Сейчас не все дети даже песню про Чебурашку знают. Зато приходят и с придыханием просят разучить песню Октавии. Я не поленилась, залезла в интернет – какая-то лошадка в иностранном мультике. Песня неинтересная, но дети выбирают её. Потому что других они по тому же ТВ не слышат, а мамы перестали им петь колыбельные. Какой музыкальный вкус может сформироваться в такой среде? В центральной России, где больше театров, филармоний, их ещё водят на концерты, и они могут (открыв рот!) познакомиться с живой музыкой, живыми инструментами и голосами. В Приморье филармония, к сожалению, свернула свою деятельность с началом затянувшегося ремонта. Хорошо, что теперь есть театр оперы и балета и можно хоть иногда туда поехать.

- Но в Находке есть музыкальный колледж, в котором тоже можно послушать живую музыку.
- Да, мы немало делаем для создания достойной культурной среды. Афиши всех наших концертов размещаются на сайте колледжа. Возродили клуб «Камерата», собираемся каждый последний вторник месяца, смотрим на большом экране оперы, концерты выдающихся исполнителей, потом обмениваемся впечатлениями. Публика разная – и студенты, и преподаватели, и все желающие. Руководитель колледжа всегда поддерживает такие мероприятия. Но тем, кто любит живую музыку, всё равно не хватает их в городе. Мы ходим на концерты в Интерклуб. Я стараюсь посещать и гастрольные спектакли, и концерты, но только те, где артисты работают «вживую», без фонограмм, люблю хорошую музыку. Правда, цены такие, что с нашими
зарплатами не находишься.

- Хорошая музыка – это классика?
- Не только. Я могу с удовольствием и поп послушать, и тяжёлый рок, и добротный шансон, и авангард. И «Битлз», на который сегодня столько шикарных аранжировок сделано, и хоровых в том числе. Студенты познакомили с битбоксом, пытались нас убедить в том, что это высочайшее искусство. Может быть, через 10 лет и меня это будет вдохновлять. Наверное, только время может проверить музыку «на качество». Но пока я бы не стала возводить «битбокс»
в ранг великого искусства, как возможность проявить себя - интересно.

- А у студентов со временем меняются музыкальные предпочтения?
- Это дело вкуса. Музыкальное образование даёт главное – поднимает общий уровень культуры. Культура должна давать человеку жизненные установки в любых ситуациях, и тогда не нужно будет на всё законы издавать. Ведь сегодня такое впечатление, что все только и думают, как бы кого обмануть, перехитрить. Все эти телефонные мошенничества, «разводы» с банковскими картами – кто-то без устали придумывает, как других обмануть. Это значит, изменились культурные ценности, заложенные в нашей православной вере, традициях.
Сотни детей прошли через мои уроки. Кто-то дошёл со мной до выпускного класса и продолжил обучение в вузе. Кто-то ушёл на полпути. У каждого своё место, своя планка. Что дорого одним, не нравится другим. Но воспитание искусством, культурой необходимо человеку, чтобы стать успешным в любом выбранном им деле.
Спорт – это тоже хорошо, но детей нужно развивать всесторонне. Дети, получившие художественное воспитание живописью, музыкой, театром, – совершенно другие, они выделяются среди сверстников, умеют общаться, показать себя. У них хорошо поставлена речь, развит музыкальный (интонационный) слух, они восприимчивы, трудолюбивы, терпеливы, вежливы.

- Не все дети могут получить образование в музыкальных школах – их не так уж и много у нас.
- К сожалению, в общеобразовательных школах сегодня меньше внимания уделяется музыкальному воспитанию. Уроки пения стали уроками музыки, час в неделю. А если и те не ведутся – это не считается катастрофой: не математика же, без музыки можно обойтись. Неправда! Они же лучше математику будут понимать, если научатся музыке. Это творческое (и во многом логическое) мышление! Кстати, в Японии это понимают. Там у школьников 6 часов музыки в неделю и 2 математики. И им хватает, чтобы быть технически грамотными, изобретательными.
У нас раньше в любом цеху, в аптеке, школе был свой хор – народный, любительский, академический, эстрадные ансамбли. Перепись хоров, которую провела Общественная палата, показала, что 98 процентов – младшие детские коллективы. Всё меряется
деньгами, если хор не зарабатывает, то он даже в Домах культуры не нужен. В этом году, правда, сердце порадовалось: школа №7 на конкурсе «Наследники Победы» выставила хор из 100 кадетов – мы ахнули! Давно такого не видели. Честь и хвала школе за такую работу. Но это не система, единичный случай – вот в чём проблема.

- Вы сами любите петь?
- Ой, я люблю, хоть и не умею! (от автора: смеётся - шутит, конечно). Всю жизнь любила петь – дома, в дУше, в совхозе. Петь вообще любят в основном те, кто не умеет. Они так упоённо это делают!

- А нужно петь, если не умеешь?
- Нужно! Это, кстати, прекрасная дыхательная практика. Пение вообще гармонизирует пространство, под него и цветы лучше растут, и коровы больше молока дают. Гармонию создаёт определённая вибрация звуков.
Ещё при пении вырабатываются опиаты, изменяющие состав крови, доставляющие организму самую настоящую осязаемую радость. Люди, которые часто слушают пение, особенно детское, фальцетные голоса, испытывают такое чувство, как будто их ласково гладят по телу. Я это и на уроках вижу. Придут мои ученики – замученные какими-то проблемами, уроками, уставшие… А начнём распеваться, и через некоторое время – глазки заблестели, повеселели, усталость как рукой сняло.
А со зрителями какое преображение происходит? Вот показали мы программу из старых добрых детских песенок – «Пусть всегда будет солнце!», «Крейсер Аврора», «Детство!»... Родители в зале обрыдались, ладони отбили аплодисментами. Потом говорят: а мы и не думали, что хор – это так здорово! А вы слушали когда-нибудь раньше хор, чтобы так «не думать»? Ну, придите вы на концерт не только к своему ребёнку!

- На Ваших концертах интересно наблюдать за руками дирижёра. Кажется, двигаются они совсем не по правилам дирижирования, а хор Вас понимает.
- Концерт – это конечная точка взаимодействия, о многом мы договариваемся на репетициях. В этом смысле самодеятельность была для меня гениальной школой, приходилось работать с людьми, не знающими музыкальной грамоты. Добиться, чтобы хор правильно реагировал на жесты дирижёра – это большая работа. Но если во время концерта вдруг возникнет такое взаимопонимание, когда ты пальцем только чуть колыхнёшь, а хор уже отзывается – это великое счастье! Такое, может быть, и бывает-то несколько раз в жизни.

- Вы довольны тем, как сложился Ваш профессиональный путь?
- Думаю, всё сложилось по воле божьей. Я мечтала быть учительницей музыки в школе или музработником в детском саду. Поступила в педучилище на музыкальное отделение в Южно-Сахалинске, а потом успешно окончила Дальневосточный педагогический институт искусств по классу хорового дирижирования. Может, я и не лучшая в своей профессии, но я довольно уверенно себя чувствую среди своих студентов и коллег. Всё, что раньше меня беспокоило – кто что скажет, как посмотрит, как оценит, – сейчас мало волнует. Мой рабочий день начинается в 9 утра и заканчивается в 9 вечера, и провожу я его с удовольствием. А если бы было больше времени, я бы ещё, глядишь, и в театре играла – приглашали! Или занялась бы рукоделием, я всё это очень люблю.

- Евгения Николаевна, Вы каждый день слышите музыку, наполнены, наверное, её гармонией с утра до вечера. И всё же находите время и желание посещать и выступления своих коллег, учите петь актёров «Рампы», каждое воскресенье поёте в храме. Каких впечатлений ищете?
- Мне нужны чувства, которые я переживаю в зале – плачу я или смеюсь. Они для меня самые ценные в жизни. И, думаю, для любого человека главное - впечатления. Мы за ними и в путешествия отправляемся. Этим, собственно, и отличаемся от зверушек и роботов – у нас есть чувства! Наверное, через эти переживания мы и становимся Людьми, когда испытываем сострадание, любовь, всё что угодно. А воспитываться чувства должны в первую очередь искусством.
 

Комментарии 

 
#1 rebus 2015-03-26 08:31 И человек хороший, и интервью. Цитировать
 

Добавить комментарий

Ваши комментарии не должны содержать призывов к насилию, разжиганию межнациональной розни и экстремизму, оскорблений, нецензурной лексики, а также сообщений рекламного характера. Все комментарии, не отвечающие этим требованиям, будут модерироваться или удаляться.


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Авторизация

Информация

Партнеры

Реклама

.

Кто он-лайн

None

Статистика

Партнеры сайта